Блог - это как камера GoPro: завел - начинай интересно жить!

четверг, 17 марта 2016 г.

Немножко прозы

За восемь лет псевдописательства я скопил некоторый багаж писанины, которую, как мне кажется, даже не стыдно показать людям. Я не претендую на идеолога тысячелетия, но если хоть один гипотетический читатель о чем-то задумается после прочтения, можно считать, что я марал электронную бумагу не напрасно. Однажды я найду умеющего рисовать человека, со сдвигом фазы, аналогичным моему, и постараюсь это издать. А пока буду периодически выкладывать свои опусы здесь, на суд безликих интернет-анонимусов.
PS: все совпадения с реальными людьми случайны. На мой счет написанное тоже прошу не относить. Мне, конечно, бывает дерьмово, но не настолько же..

Тонкая струйка дымка сочилась сквозь пальцы, подымалась выше, щипля глаза, и растворялась под видавшим виды потолком. Олег не чувствовал жара от миниатюрного горна, зажатого в пальцах. На столе едва початая бутылка виски, под столом ее опустевшая сестра-близняшка. Спать по прежнему не хотелось. Хотелось выть и царапать обкусанными ногтями старые обои на стенах. Темнота за окном ощущалась буквально физически. Хотелось разодрать ее в лоскуты и добраться до солнца. Ведь оно там, за непроницаемой пеленой грез, рассказаных шепотом сказок и бездонным океаном слез, выплаканных молча в терпеливую подушку. Мародерство иллюзий достигло своего апогея.

Змеиное шипение убаюкивает, но гул сердцебиения грязным облаком перекрывает тусклый свет внешних ощущений. Несмотря ни на что, собственная биохимия стремится к своему горизонту. К сожалению, нам неведома скрытая суть своей физиологии. Несмотря ни на что, тело стремится выжить. А что если мозг, верховный властитель бренного царства, разуверился в иллюзии хеппи энда? Как объяснить это бесконечному множеству частиц, чья деятельность направлена только на продление твоего дешевого существования?

Олег не мог мыслить конструктивно. Он устал находить оправдания своим поступкам. Разве не лучше порой просто опустить руки и отдаться на волю капризной стихии? Впервые в жизни он осознал, что ему действительно нечего терять. Каленые зубы тоски в лютом приступе каннибализма терзали кровоточащие клапаны.

Хрипло запел и нехотя подмигнул разбитый экран мобильника. Скорее рефлекторно, чем действительно имея желание разговаривать, Олег взял трубку.

- Привет
- ... привет...
- ну как ты там?
- .. нормально..
- точно?
- угу.
- точно-точно? - ее знакомый до боли голос дрогнул, предсказуемо выказывая легкое замешательство.
- точно-точно.
- ну смотри. Бывай, не болей!
- не буду...

Стакан до краёв и еще сигарету. Зубы судорожно сжимаются и перекусывают фильтр. Едва зажженная сигарета падает на пол. Снова. Третья за вечер, рекорд, не иначе. Гримаса меньше всего на свете похожа на улыбку. Примерно так пациент с карциномой ухмыляется надписи на пачке аспирина о вреде самолечения. Большой глоток и Гвен Стефани на полную громкость. Соседи начинают стучать по батареям, но даже приблизительно не попадают в ритм. Дилетанты.

Хорошая песня, но тут чем лучше, тем хуже. Здорово, когда музыка в точку, но только если эта точка не вибрирует где-то в районе гипофиза. Хороший плохой плейлист. В любом случае он дает гарантию, что ты внезапно не наткнешься. До чего же отвратительно вдруг услышать песню, ранее стоявшую на входящем звонке от крайне неравнодушного тебе человека. За долю секунды перед глазами проносятся тысячи кадров ваших общих воспоминаний, от своей доли в которых ты бы сейчас охотно избавился даже посредством лоботомии алюминиевой ложкой. Но это было бы слишком легко. Как же порой мало надо, чтобы едва затянувшаяся рана вновь заплакала кровавыми слезами по вашему прошлому? Нет, такие раны никогда не исцеляются до конца, они просто понемногу затягиваются хрупким слоем впечатлений от дальнейшей жизни. Но до чего же тяжело взять и удалить проклятую мелодию сигнала! Олег считал, что больше ее не услышит, а тут на тебе..

Мутноватое марево застилает глаза. Огонек сигареты расплывается, а от попыток на нем сосредоточиться глаза начинают слезиться. Голова постепенно клонится и безвольно повисает на плечах. Шипение сливается с общим гулом в ушах. Сигарета выпадает изо рта и падает на линолеум к своим товаркам. Тонкая струйка дыма сочится из под колен. Невидящие глаза устремлены не вовне, перед ними проносится хоровод обрывочных воспоминаний, разделенных вспышками фотоаппаратов и зубастыми улыбками на отпечатках. Лица знакомы, но они неестественно искажены, будто невидимые крючки тянут уголки рта к затылку. Зубастые пасти вырываются за края фотографий. От ускоряющихся вспышек хочется моргать или закрыть глаза, но автоматика не срабатывает. Вихрь причиняет буквально физическую боль, закатывающийся разум силится закричать и прогнать наваждение, но язык тоже не слушается.

На мгновение все замирает в жутком свете расширяющейся метановой вспышки. Первые фотоны неестественного света покидают квартиру через окна, пылинки сгорают в волне жара. Улыбка на губах Олега становится безмятежной, время обретает естественный ход и нестерпимая волна жара накатывается на ссутулившуюся фигуру. Последующая ударная волна с ревом выворачивает наизнанку незамысловатый быт новорожденного холостяка. Языки пламени лижут стены панельного дома, черный пепел медленно оседает во дворе. Ветер стихает.

Комментариев нет:

Отправить комментарий